Стигматизация, презумпция невиновности, стереотипы

Проект «Три точки» (https://www.facebook.com/threedotsCA):
«Задержанный мигрант доставлен в полицию» или «Выходец из Центральной Азии напал на женщину». В погоне за подробностями журналисты указывают детали, которые могут создать или усилить стереотип вокруг определенных групп людей. Всегда стоить помнить: если вы пишете родину, религию или национальность подозреваемого или виновного, читатели могут приобщить его поступок ко всей местности, откуда он родом и ко всей этнической группе, к которой он принадлежит. Значит ли это, что нельзя об этом писать вообще? Конечно, писать можно. Но важно понимать, что страна, место рождения, национальность или возраст не могут подтолкнуть человека на акт насилия. Важно проанализировать и понять, что потенциально могло привести человека к насильственному экстремизму.

***
До решения суда человек —подозреваемый, задержанный, обвиняемый, подсудимый. Очень показательный пример со студентом из Саудовской Аравии, которого полиция задержала по подозрению в организации взрывов на бостонском марафоне. Журналисты озвучили имя и фамилию задержанного и назвали террористом и организатором взрывов. Чуть позже следствие выяснило, что задержанный не причастен к терактам — нашли настоящих виновных. Тем не менее, он и его семья еще долгое время продолжали получать угрозы мести за «устроенный взрыв». Не смотря на эмоции, важно уважать базовое право человека на презумпцию невиновности и не раскрывать его личность до решения суда.
***
И тут речь даже не о том, что нельзя призывать к конфликту — это очевидно. Усилить взаимную ненависть конфликтующих сторон можно и мягким языком вражды — то есть, когда вы в тексте делите читателей на «мы» и «они». Чаще всего эти материалы звучат так: «Мы — высокодуховные, из чего следует, что Они — нет». Такие материалы всегда ведут к эскалации конфликта, как бы позитивно вы ни пытались написать. Поделившись на «мы» и «они» вы подталкиваете читателя искать не схожесть между группами, а отличия.
***
Стереотипы наложить очень легко, особенно, когда речь касается уязвимых групп: мигранты, этнические или религиозные меньшинства. Например, очень часто, освещая преступление, совершенное приезжим человеком, журналисты, в качестве дополнительной информации, указывают количество прибывших мигрантов за последний год и количество преступлений, совершенных ими. Это косвенный язык вражды.
Если критически подойти в вопросу, то количество преступлений, совершенных гражданами этой страны может быть не меньшим. Наличие гражданства не может оправдать насилие, поэтому в этом случае статистика лишь усиливает стереотип, а не несет информационной ценности.
***
Новости о трагедии — это всегда много внимания. Некоторые журналисты, пытаясь выделиться, преувеличивают масштабы случившегося или используют шок-контент: изображения окровавленных тел или фрагментов, которые увеличивают трафик сайта. Таким образом, авторы и редакция главной задачей ставят не объективное информирование, а прибыль. При этом у читателя создается впечатление опасности и повышается тревожность.
Эксперты считают, что вход в журналистику сейчас открыт для любого желающего (как никогда прежде). Школа журналистики приглашает вас сделать первый шаг в мир журналистики и медиаграмотности на дистанционном курсе. Узнать больше и записаться можно на главной странице этого сайта.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *