Пароев Дмитрий, 20лет. Кабардино-Балкарская республика, г.Нальчик.

Поделитесь в социальных сетях

Д.Пароев«Журналист — это не профессия, это диагноз»

Когда я впервые понял, что хочу быть журналистом, не знаю. Наверное, это неудивительно. Ведь не задумываемся же мы, скажем, над вопросом «Когда я впервые понял, что люблю маму?». Это кажется таким естественным, что просто не приходит в голову! По-моему, выбор профессии тоже должен быть естественным, как дыхание, потому что профессия — это вся наша жизнь. Жизненный путь не выбирается в одночасье. Помню свой детский восторг и блеск в глазах, когда я смотрел на взрослых дядечек и тетечек, уверенно говорящих на камеру с микрофонами в руках: Владимир Познер, Екатерина Андреева, Леонид Парфенов… Сегодня я как никогда отчетливо осознаю, что журналистика – это не только блеск глянца, микрофон в руках и направленная на тебя камера. Это колоссальная ответственность… Справлюсь ли я с ней?

Конечно, справлюсь. Ведь журналистика — это не работа, а скорее состояние души, что — то с чем надо родиться. Нельзя сказать, что я пишу постоянно — это было бы враньем, но теперь же ручка все чаще оказывается в моих руках, хочется браться за любые темы. Именно поэтому специалисты нередко произносят: «Журналист — это не профессия, это диагноз».

Но самое страшное в этом «диагнозе» то, что порой он имеет трагичный конец.

Началось все с того, что я однажды оказался в самой гуще событий и видел собственными глазами застреленного на улице  журналиста. О многочисленных убийствах журналистов знают все. Невольно содрогаешься, когда слышишь очередное известие о гибели журналиста! В такие моменты особенно страшно осознавать, что сам выбираешь эту профессию. Страшно взглянуть на родителей. Они молчат, словно пытаясь хотя бы этим молчанием отстранить беду. До этого случая, профессию журналиста я считал увлекательнейшей, романтической, экзотической  и интересной…  Я мечтал  «говорить людям правду», хотел, чтобы меня слушали, чтобы мной восхищались. «Журналистика» была для меня чем-то красивым, честным, бесстрашным и мне казалось, что она вполне может стать отправной точкой моей  блестящей карьеры, всенародной любви и популярности, профессионального признания. Меня очень интересовала  спортивная тема и, хотя, отдавал  предпочтение  футболу, первую публикацию посвятил скейтборду. С большим интересом и энтузиазмом читал материалы мастеров  в этом направлении – П. Каменченко,  Г. Олтаржевского  и  Андрея Вдовина, скрупулезно изучал манеру их письма, подражая им кое в чем,  пытался уже найти свой почерк.

Помню свой первый материал в республиканской газете. Аккуратная вырезка до сих пор лежит у меня в столе. Сейчас смотрю на нее с улыбкой, а тогда был такой восторг! Как же – мою заметку напечатали.

А учителя! А одноклассники! «Дима, Дима!!! Ты видел? Мы уже все прочитали!!!» Слегка заносчиво поднимаю подбородок повыше, так, как будто я уже десять лет работаю на центральные российские издания: «Конечно, видел». Сейчас  восторг поугас. Все мои публикации окружающие люди воспринимают теперь как должное, как само собой разумеющееся. И только мама продолжает радоваться каждой моей самой маленькой победе, как своей собственной.

Где и как готовят будущих журналистов? Что нужно знать и уметь журналисту? Каким должен быть журналист, какими свойствами, чертами характера, способностями обладать? Как готовиться к творческому конкурсу и вступительным испытаниям, как  и  где  попробовать свои силы? Где может работать журналист и сколько при этом зарабатывать? К тому времени, я уже знал  ответы на эти и многие другие вопросы  и не только из книжных страниц.  Было с кого брать пример, на кого равняться, кому следовать. Творческая и житейская биография мамы  – работника прессы складывалась у меня на глазах. Вот уже 16  лет – номер за номером – вносит она свой достойный вклад  в  издание детского журнала  «Нур». До этого 5 лет работала в газете «Северный Кавказ». Так что, это был и закономерный выбор, и жизненная позиция, и семейная традиция, если хотите. И вдруг – как вспышка в темноте, как остановка сердца – знакомое имя погибшего журналиста. Фамилия из повседневного общения, из  близкого круга мамы – Геккиев…

По телевизору  сообщили: «Еще одно убийство российского журналиста произошло в Нальчике. Журналист ВГТРК и телеведущий новостной программы «Вести КБР», 28-летний Казбек Геккиев был убит 5 декабря 2012 года в Нальчике, Кабардино-Балкария. Неизвестные на улице выстрелили журналисту в голову. Мотивом убийства могла стать профессиональная деятельность журналиста». Позже телеканал «Россия» сообщил, что Геккиев не готовил острых репортажей и не занимался криминальными темами, однако работавшим до него ведущим угрожали главари  бандподполья. Ситуация не могла не сказаться на работе журналистов в республике. После смерти Казбека из службы новостей телеканала уволились, по крайней мере, 5 человек.  Жизнь Казбека прервалась. Почему? Невольно я вспомнил и другой похожий случай. 13 октября в Нальчике во время нападения на город бандформирований погиб молодой репортер Тамерлан Казиханов. Погиб мученически при исполнении служебных обязанностей. Я тогда был совсем мальчишкой и не осознавал всю серьёзность случившегося, но отчетливо помню последние кадры, которые снимал сам журналист о своей же смерти. Почему? Не мне отвечать на этот вопрос, да и вряд ли возможен на него ответ. Этого не должно было произойти. Но это — уже случилось. В один миг мир как будто  перевернулся,  и  я увидел оборотную сторону желанной профессии. Весь следующий день  я  думал, взвешивал, анализировал. Я  пытался найти ответ на этот  вопрос: почему гибнут журналисты? Начал искать ответ по интернету и открыл для себя много нового. Возникали и другие вопросы: почему  человек выбирает себе такую опасную специальность,  даже если ему платят за это большие  деньги? Откуда у журналистов берется столько силы и мужества, чтобы пожертвовать своей жизнью ради профессии? И, в конце концов, откуда во мне появилось столько страха за собственную «шкуру»?!

В наши дни ни для кого уже не секрет, что профессия «Журналист» одна из самых опасных и рискованных. В своей деятельности журналист часто сталкивается с факторами, которые ставят под угрозу самое ценное — его жизнь. Жизнь и здоровье репортеров в опасности, если они работают в горячей точке или проводят собственное расследование нашумевших дел. В последнее время вести из Кабардино-Балкарии, небольшой курортной республики, где я родился и вырос, всё чаще открывают новостные блоки центральных телеканалов. Террористические акты, боевики, джамааты, схроны – эти слова уже давно не кажутся здесь чужими. Мы уже привыкли. Несмотря на права, закрепленные национальными и международными конвенциями, журналисты продолжают подвергаться опасности только потому, что делают свою работу и страстно верят, что правдивые репортажи являются основой здоровой демократии.  Многие журналисты справедливо опасаются за свою жизнь и часто вынуждены покидать свои страны.  Зачастую они не могут продолжать работать в качестве журналиста, что, по сути, лишает их голоса. Журналистов преследуют, угрожают, на них нападают. Но самое удивительное, я не передумал с выбором профессии. Наоборот, именно эта опасность и привлекает меня. Возможно, это юношеский максимализм, но я очень хотел бы продолжить начатое моими земляками, уже убитыми журналистами, досказать за них, дописать.

Представители местных СМИ часто собираются в Терсколе (Приэльбрусье), возле памятника погибшим на Кавказе журналистам, теперь это станет традицией в нашей семье.  Практически невозможно представить, что скорбный список так быстро пополняется. Казбек Геккиев и Тамерлан Казиханов ушли в момент профессионального и жизненного взлета. Ушли, оставаясь верным своим принципам, своему делу. Они навсегда останутся в памяти близких, друзей, коллег улыбающимися, открытыми, жизнерадостными и жизнелюбивыми молодыми людьми.

А  я  начну серьёзно изучать все стороны профессии. Я знаю, что  на этом пути  будет  возникать  ещё  много вопросов: «Кто не даёт журналистам выполнять свой профессиональный долг?», «Почему страшно говорить правду в России?», «Существует ли свобода слова в стране?», «Почему самые громкие убийства журналистов не раскрыты?» и  другие. И я буду искать ответы. Риски профессии? Да, они здесь есть, как и в любой другой профессии. Но в профессии журналиста  есть как минусы, так и плюсы. Положительными моментами  являются не только  гонорары, но и творческая реализация, возможность познакомится с разными интересными личностями. Да, можно столкнуться и с неприятностями. И все же у меня никогда не было и нет запасного варианта: если не стану журналистом, то… То буду пытаться снова. Но сейчас я уже точно знаю, что работа журналиста – моё призвание. А своему призванию нужно следовать. Только тогда можно получать максимальное удовольствие от того, что ты делаешь, и приносить пользу людям, своей  стране. Я  обязательно стану  журналистом. Настоящим журналистом. Журналистом, который ЛЮБИТ свою работу и отдается ей целиком. Конечно, нельзя выбирать профессию что называется «с закрытыми глазами», не имея ни малейшего представления о ней. Риск ошибиться слишком велик. «…Журналист — это не профессия, это диагноз».

 

Пароев  Дмитрий, 20лет

Кабардино-Балкарская республика, г.Нальчик.

Выпускник литературной студии «Свеча»,

в настоящее время студент МГУ, 3 курса факультета журналистики

Понравилась статья? Для получения новых публикаций на почту (примерно 1 раз в неделю) введите свой электронный адрес:


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>