Асель Базарбаева. Я вовремя всё поняла…

Откровения, отказавшейся от радикальной идеологии. Потенциальная угроза насильственного экстремизма и терроризма для стран Центральной Азии продолжает оставаться высокой. По официальным данным, за последние четыре года не допущен выезд в зоны террористической активности 440 рекрутов-казахстанцев.

Из лагерей международных террористических организаций и транзитной зоны возвращены и самостоятельно вернулись 125 граждан Казахстана, из них 57 привлечены к уголовной ответственности за участие в террористической деятельности. За это время на ранней стадии приготовления предотвращены и сорваны 30 террористических акций, а в интернете заблокировано более 620 тыс. материалов с пропагандой терроризма и экстремизма.

Правоохранительные органы проводят свои антитеррористические мероприятия. Но не менее важной является профилактическая и реабилитационная деятельность — влияние на население для привития людям иммунитета против экстремистской идеологии, а также реабилитация и возвращение в лоно традиционных религиозных течений тех, кто уже исповедует опасную идеологию.

В Казахстане действуют государственные пропагандистские группы, ведется агитация в СМИ и интернете, представители Духовного управления мусульман Казахстана также включены в эту работу. Но есть еще один важный ресурс в борьбе с насильственным экстремизмом – неправительственные организации (НПО), которые обладают значительным потенциалом. В последние годы принимаются меры по вовлечению НПО в профилактическую работу, в том числе путем финансирования их проектов.

В этом году принята Госпрограмма по противодействию религиозному экстремизму и терроризму на 2018–2022 годы. В целом на реализацию госпрограммы в ближайшие 5 лет будут направлены средства республиканского и местных бюджетов в сумме свыше 270 млрд. тенге. При разработке Программы изучен и принят во внимание опыт в борьбе с экстремизмом и терроризмом таких стран как Норвегия, Финляндия, Канада, США и ОАЭ.

В тексте госпрограммы говорится, что сейчас созданы условия для активного привлечения возможностей неправительственного сектора. Планируется привлекать НПО к этой работе посредством государственного социального заказа. Общественные организации, получив финансирование из бюджета, смогут проводить мероприятия по духовно-нравственному воспитанию учащихся, вести информационно-разъяснительную работу в интернете, создавать и распространять контрпропагандистские материалы и т.д.

Хорошим примером успешной работы НПО в сфере противодействия экстремизму и терроризму служит республиканское общественное объединение «Контртеррористический комитет», возглавляемое профессионалом и экспертом Аманжолом Уразбаевым. Это НПО проводит тренинги для разных целевых групп в регионах Казахстана, поддерживает работу информационного портала ctc-rk.kz, сотрудничает с Духовным управлением мусульман Казахстана и международными организациями.

Казахстанские власти считают проводимую в стране профилактическую работу успешной и ссылаются на такие показатели как снижение количества административных правонарушений в сфере религиозной деятельности на 7,3% и уголовных преступлений, связанных с экстремизмом и терроризмом на 28,7% в 2018 году по сравнению с предыдущим 2017 годом.

В других странах Центральной Азии тоже есть понимание, что неправительственный сектор может сыграть значительную роль в этой борьбе. Казахстанский опыт борьбы с насильственным экстремизмом пристально изучается соседними странами. По информации Министерства информации и общественного развития РК, кыргызские эксперты позаимствовали опыт Казахстана в проведении профилактических мероприятий в формате информационно-разъяснительных групп. Но в Кыргызстане деятельность таких групп зависит в первую очередь от грантовой поддержки неправительственных организаций, в том числе международных.

Личный опыт как наглядный пример

Представители гражданского общества могут порой быть более убедительными, чем теологи и специально подготовленные пропагандисты. Особенно те, кто сам прошел через всю бездну экстремистских организаций, осознал их зло и теперь предостерегает других. Таким примером является казахстанка Асель Базарбаева, которая отказалась от радикальной идеологии и теперь занимается реабилитацией пострадавших, выступает на международных форумах, ведет общественную деятельность.

Уроженка Кокшетау десять лет находилась под влиянием радикального религиозного окружения. Несколько лет назад Асель Базарбаевой удалось начать новую жизнь. Сейчас она открыто рассказывает о том подавлении, которому подвергаются женщины со стороны приверженцев радикальных религиозных течений.

В 2017 году на XXV сессии Ассамблеи народа Казахстана она из зрительного зала попросила у экс-президента Казахстана Нурсултана Назарбаева дать ей слово и в прямом эфире казахстанских телеканалов выступила с рассказом о своей жизни.

«Я с ужасом вспоминаю то время, когда попала под влияние нетрадиционного религиозного течения, — сказала она перед зрителями в зале и объективами телекамер. — Мне пришлось пройти через унижения, оскорбления, моральное давление. Меня принуждали отказаться от родителей и это стала крайней точкой, после которой я поняла – это не религия. Сегодня я занимаюсь реабилитацией женщин, пострадавших от радикальных культов. Таких немало, я знаю сотни искалеченных судеб и только десятки из них проявляют желание выбраться, и только единицам это удается».

Она рассказала о том, как попала под влияние нетрадиционных религиозных убеждений, какие невзгоды перенесла и как сложно было вернуться к нормальной жизни. В 18 лет после разочарований от первой любви, она по совету знакомого приобщилась к религии. В мечети Петропавловска познакомилась с будущим мужем, который стал отцом её четырех детей.

«Он был безобидным, но, когда мы переехали в Кокшетау, попал под влияние радикально настроенных людей, — рассказывает Асель. – Незаметно произошла подмена традиционных понятий и навязывание новых. Запомнилась встреча с женщинами этой общины. После чаепития они поставили видео со смертницами, которые призывали к джихаду. У девушек, смотрящих это видео, горели глаза, они говорили о том какая сильная вера у смертниц, раз они могут отдать свои жизни ради Аллаха». Асель возразила им, не согласилась с тем, что надо убивать кого-то во имя религиозных убеждений.

«Им очень не понравились мои слова, и они стали относиться к нам подозрительно. Семья, которая нас принимала – это были этнические казахи, переехавшие в Казахстан из России. Государство выдало им квартиру, подъемные деньги, на которые они купили машину и построили свой небольшой бизнес. А они сидят и рассуждают о джихаде, о свержении власти в стране…», — вспоминает Асель.

По её словам, они терпели сильное моральное давление со стороны своего нового окружения, их заставляли признать родителей кафирами, потому что те не читают намаз.

«Единоверцы постоянно использовали мужа, давали ему разные поручения, он практически не появлялся дома. Когда я его видела, то он всё время говорил о джихаде. Однажды заявил, что уезжает на джихад в горячую точку. У нас двое детей и я была в тот момент беременна третьим ребенком. Я легла на порог и сказала, что если он сможет переступить через меня, то пусть едет. Он остался», — рассказывает Асель. — «Я вынуждена была стать сильной, всё легло на мои плечи – нужно было оплачивать арендуемую квартиру, кормить и одевать детей, трудиться на трех работах. Так, по мнению мужа, я стала плохой и непослушной женой, что в последствии привело к разводу».

Переломным моментом для неё стало участие в республиканской конференции SocialCamp, в ходе которой был показ документального фильма «Вторжение» о женщинах, пострадавших от радикальных организаций.

«Я смотрела и плакала, узнавая во фрагментах фильма свою жизнь. Когда находишься внутри всего этого, ты не понимаешь, что тобой манипулируют. Но я ни о чем не жалею, главное, что я вовремя всё поняла. Разве можно обижаться на божью волю, видимо он готовил меня к той деятельности, которой я сейчас занимаюсь. Нам не нужно перенимать чужое, у нас есть своё богатое духовное наследие», — с уверенностью говорит Асель Базарбаева.

Сергей Барановский, медиаэксперт, председатель ОО «Молодежный центр реконструкции и развития» для PreventionKG

Узнать подробнее об онлайн-курсах Школы журналистики можно на главной странице